Connect with us

Miami-Me Magazine

СНЕЖНЫЙ ШТОРМ

Art

СНЕЖНЫЙ ШТОРМ

Miami Me продолжает знакомить читателей с творчеством Натальи Славиной, писателем и корреспондентом ТАСС, москвичкой, которая сейчас живет и работает в Нью-Йорке.

 

В этом году у Натальи вышел сборник рассказов «Блюз, ромашки, апельсины», который уже успел получить самые положительные отзывы. В канун Нового года мы печатаем зимний рассказ «СНЕЖНЫЙ ШТОРМ», действие которого разворачивается в современном Нью-Йорке.

 

 

 

 

 

*В тексте сохранены авторские орфография и пунктуация.

СНЕЖНЫЙ ШТОРМ

 

Наш хозяин Николас Сиделл позвонил и сказал, что завтра в 22:13 начнется снежный шторм, что он будет мощным, продлится два дня и завалит всех нас по трубу. Возможно, отключат свет и воду, газ, тепло, вывоз мусора отключат обязательно. Что магазины будут закрыты и пицца тоже. Что надо купить свечи, спички, воду, хлеб и как-то держаться. Ничего, люди и в блокаду ведь жили. Но самое главное, сказал он, купите лопату.

— Лопата есть недорогая — 29 или 39, но лучше 49 и даже 59 долларов, чтоб не поломалась ручка, — сказал Николас с небольшим американским акцентом. — Потому что как только повалит снег, вы есть выходить и расчищать дорожки вокруг дома — как это по-русски? — сайдвок… да, тротуар, точно… Трудное слово вообще… Так вот везде, где ходит пипл, надо снег убрать, а то сразу ездить контроль и дать вам файн каждый раз на 100 долларов.

Сиделлу лет сорок, чуть больше, он с одиннадцати живет в Америке и часто забывать, как это есть по-русски. Особенно радовался Николас давно забытому слову «слесарь», также все время забывает «батарею» и «люстру». До эмиграции его звали Колька Сидельский, но об этом он сам почти уже забыл, потому что даже с женой Джулией (Юлькой то есть) он есть разговаривать ин Американ Инглиш. Тем более так разговаривать их дети Сиделл.

Мы не хотели файн в 100 долларов. Потому что и так все дорого — свечи, спички, биллы, няни, лизы, страховки, штрафы, вай-фай. Лизы — это когда снимаешь жилье. Поэтому мы купили лопату за 39.

В пятницу вечером в 22:13 на наш Бронкс выпал первый снег. Когда мы проснулись утром в субботу, то не увидели в окно припаркованных машин, домов, дорог, кустов. Вместо них белели горы девственного снега, бесшумно и быстро нарастающего в небесную вышину. Еще мы виде- ли фигуры соседей, на их плечах и головах тоже лежали сугробики, несмотря на усердные махи лопатами, которыми они пытались расчистить вверенные им сайдвоки. Один, поработав у себя, пошел к живущей рядом бабушке и покопал дорожки и у ее домика тоже. Такой добрый и сердечный джентльмен.

Муж сказал: «Сто долларов не шутка». Взял лопату, отказался от перчаток и ушел в белую мглу без завтрака. Часа через два я вышла помогать. Лопаты второй не было, я взяла швабру. Которой подметала машину. Но снег валил и валил, и пока я очищала капот, заваливало багажник, а потом наоборот. Чуть позже я нашла мужа. Он был мокрый, недовольный, с красными щеками. Еще с мозолями по всем рукам. Он сказал — смысла нет, потому что валит и валит опять. Пойду почищу дорожку у бабушки, видимо, такая благородно- социальная обязанность у ее соседей. И опять скрылся в снежной пелене.

Я стояла со шваброй и поражалась тишине. Снег был повсюду — он стал воздухом, небом и землей. И как будто весь город поместили в звуконепроницаемую огромную вакуумную коробку с постоянно сыплющимся снегом — то ли сверху вниз, то ли снизу вверх, то ли летал по кругу. Тихо и бело.

Снег сыпал еще сутки и в воскресенье прекратился. Городские власти запретили садиться за руль, потому что у всех жителей летние шины. Зимних здесь не бывает. И уборочных машин специальных нет. Они приделывают ковши к мусоровозам, на колеса надевают цепи и чистят снег, когда перестает валить. Поэтому-то мусор никто не забирает. Обычно каждую среду и субботу забирают, а тут, сказали, пока весь снег в Нью-Йорке не расчистим, храните мусор у себя дома.

На голубом небе сияло летнее солнце. Соседи вывалились из всех домов и усердно махали лопатами. Муж взял свою и ушел. Он чистил почти целый день, потому что у нас угловой дом и долгие дорожки. Заодно почистил у бабушки тоже, вместе с соседом. У нее поэтому получилась самая чистая и широкая дорожка. В понедельник приехал экскаватор и весь снег с проезжей части сгреб в огромную гору выше нашего дома.

Вечером мы вышли гулять и встретили бабушку- соседку, которая наконец вылезла из своей кирпичной избушки. Мы остановились около той самой огромной снежной горы. О, вы русские? Как это странно! Вы очень радуетесь снегу, наверное? Я тоже ирландка, кстати. Уже под 90, но хорошо выгляжу. Недавно вот умер мой муж, которому было. Просто лег и умер, как выдохнул. Мда…

Она помолчала немного и уверенно заметила, что тоже так непременно умрет. Ляжет и выдохнет. Остатки жизни выдохнет и умрет, улыбаясь миру.

— А чего не улыбаться, — говорит. — Жизнь прекрасна и удивительна, все кругом радует и заботится. Вот два дня шел снег, а городские власти дорожки все время мне убирали. Я со знакомыми по телефону общалась — никому не убирают, все сами себе. А мне убрали. Потому что уважают и заботятся.

И ушла по чистой дорожке домой.

Да, кстати, мусор так и не забрали у нас, хотя снег уже весь растаял. Третья неделя пошла, как мы весь мусор дома храним. Каждую среду и субботу утром выволакиваем его на тротуар — бумага отдельно в коробках, пластик отдельно в прозрачных пакетах, остальное в больших черных мешках. А вечером затаскиваем обратно. Не представляли даже, что от нас столько отходов. Просто так эту жизнь, оказывается, не выдохнуть. Очень много от нас остается. Было б кому потом убрать…

Иллюстрации: Татьяна Герониме@geronime

 

 

Книга – это лучший подарок. Вы можете заказать сборник рассказов Натальи Славиной на сайтах www.amazon.com, www.biblio-globus.us, www.ruskniga.com.

Continue Reading
You may also like...
Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 3 =

More in Art

To Top