Connect with us

Miami-Me Magazine

Андрей Макаревич: «Никакой ностальгии по прошлому я не испытываю»

Star

Андрей Макаревич: «Никакой ностальгии по прошлому я не испытываю»

Андрей Макаревич о музыке, Москве и личной свободе

    Меньше года осталось до 50-летнего юбилея группы «Машина времени». Накануне выступления в Майами в рамках большого тура «Back to the USA and Canada» журнал Miami Me встретился с Андреем Макаревичем, чтобы поговорить о музыке, о самых ярких детских впечатлениях и о том, как легендарные песни вдруг становятся «политическими».

ФОТО: ЮРИЙ СТЕФАНЯК

– Это будет ваш первый визит в Майами? У вас есть какие-то планы помимо концерта? Куда-то сходить, посетить какие-то достопримечательности, возможно, просто отдохнуть на пляже?

– Хорошо бы! В Майами я бывал, но «Машина» здесь никогда не выступала. Посмотрим ближе к делу!

– В следующем году «Машине» – 50 лет. Ваши песни известны практически всем жителям бывшего СССР, вне зависимости от возраста. При упоминании двух слов «машина времени» многие думают не о фантастическом приспособлении, благодаря которому возможны перемещения в прошлое или в будущее, а о вашей группе. Каково это – быть частичкой прошлого, настоящего и будущего сразу нескольких поколений?

– Честное слово, никогда не тратил и не трачу времени на размышления о «своем месте в истории». Я живу сегодняшним днем и стараюсь заниматься тем, что мне интересно в данную минуту – и полвека назад было, в общем, то же самое.

– Один из самых известных шедевров группы – песня «Поворот». В результате опроса, проведенного несколько лет назад журналом «Русский репортер», текст песни занял 30-е место в ТОП-100 самых популярных в России стихотворных строк, включающем, в числе прочего, русскую и мировую классику. Вы включаете «Поворот» во все концертные выступления группы или есть ли какие-то исключения?

– Пару лет назад, в 2016-м, когда альбом «ВЫ» только вышел, – причем не на отдельном диске, а вложением в журнал «Русский Пионер», – мы играли пять песен на благотворительном фестивале «Разные Люди» в Москве. И составили сет только из новых песен, единственной древней была «Кого ты хотел удивить». Это был, кажется, последний раз, когда мы не играли «Поворот» на сцене. А в восьмидесятые таких концертов было много: песня занимала первые места в хит-парадах, но исполнять ее официально мы не имели права, она не была залитована, и приходилось вставлять кусочек из нее внутрь попурри.

– Сейчас выросло уже то поколение людей, которые никогда не жили в СССР. Но на ваш концерт в Майами пойдут в основном люди, родом из Советского Союза. И конечно, песни, которые вы исполните, многих мысленно вернут в прошлое. Есть что-то в этом прошлом, если говорить о 70-80х годах, что вы бы хотели забыть, если говорить, как о вашей личной истории, так и об истории страны. И, возможно, есть что-то, за что вы этому прошлому все-таки благодарны?

– И забывать не хочу, чтобы это больше не повторилось, и вспоминать тоже не хочу. Никакой ностальгии по прошлому я не испытываю. Единственное, что в нем было хорошо, – это то, что мы были молоды, а все, кто мне дорог, были живы.

– Все ваши песни объединяет дух свободы. Поменялось ли что-то за последние 20 лет, если говорить об ощущении вашей личной свободы: что такое свобода для вас тогда и сейчас?

– Думаю, что внутри меня свобода была всегда. А 20 лет назад мне было 45, и не думаю, что с тех пор я очень изменился.

– Вы битломан со стажем. Вы помните ваши эмоции и впечатления от самой первой услышанной вами пластинки Битлз?  

– А вы помните «Волшебник из страны Оз» с Джуди Гарланд? Первые двадцать минут, пока она в Канзасе, фильм черно-белый, потом ее домик уносит ураганом, они приземляются, девочка открывает дверь – и на нее обрушивается цвет. Вот примерно так это было. И даже не с первой пластинкой, а с первым аккордом A Hard Day’s Night. А много позже, уже в 1975-м, в Москве проходил фестиваль британских мультфильмов, и я впервые увидел на экране «Желтую подводную лодку». И это было еще одно потрясение на всю жизнь. Теперь уже для глаз.

 


«Я живу сегодняшним днем и стараюсь заниматься тем, что мне интересно в данную минуту»


 

– Есть какие-то песни, написанные вами в прошлом, которые вдруг становятся актуальными, отзываются в вас или в обществе по-новому именно сейчас?

– Ну, о том, какие мои песни кто-то считает актуальными, надо спрашивать этого кого-то. Хотя… Была забавная ситуация в 2015-м, когда нас пригласили в «Что? Где? Когда?». «Машина» тогда была в «черных списках» на российском ТВ. Но это был финал юбилейной серии игр, и ЧГКшники все-таки рискнули позвать группу, которая за 40 лет существования программы выступала в музыкальных паузах больше всех. И попросили спеть «Свечу» – почему-то мы ее раньше никогда там не пели. А за пару дней до эфира перезвонили и сказали, что песню нужно заменить, мол, не те ассоциации! В песне, которую я написал в 1978-м, когда наш состав с Гулей и Кавой начал трещать по швам, и мне было очень нехорошо по этому поводу. С тех пор она сто раз выходила на всех носителях, тысячи раз звучала на концертах, десятки тысяч раз – по радио, все ее знают наизусть. Но кому-то, уж не знаю, кому, все равно пришло в голову, что «Свечу» не так воспримут! Спели в итоге «Он был старше ее», там уж точно политика никому даже в голову не придет.

– Каких из современных исполнителей рок-музыки вы слушаете? Есть ли такие группы или музыканты?

– Кутиков следит за всеми и иногда приносит мне, я могу послушать – но не цепляет. Музыка, которую я слушаю сейчас, в основном была написана до моего рождения, или когда я был совсем маленький. Последние российские музыканты, которые меня впечатлили, – это «Ундервуд», «Уматурман», «5’NIZZA» (ну, они украинцы), но ведь это все было пятнадцать лет назад! С тех пор появился чудесный парень Ромарио – но на этом, кажется, все.

 


«…внутри меня свобода была всегда»


 

– В недавнем прошлом вы радовали нас своими кулинарными шедеврами. Мы имели возможность знакомиться с вашими рецептами. Телепередача «Смак», несколько книг, посвященных готовке. Не планируете ли в будущем порадовать поклонников вашего кулинарного таланта новыми проектами?

– Нет.

– Музыка, стихи, написание картин, кулинария, дайвинг… список можно продолжить. Как вам удается совмещать столько видов деятельности и при этом оставаться действительно востребованным музыкантом, выступления которого ждут поклонники во всем мире?

– Я умею планировать свое время и очень мало сплю.

 

ФОТО: ЮРИЙ СТЕФАНЯК

 

– Большинство эмигрантов, покинув страну несколько лет назад, не важно, было ли это 2-5-10-20 лет назад, запомнили ее именно такой, какой она была в последние годы проживания перед эмиграцией. Если говорить не обо всей стране, а о столице, расскажите нашим читателям, какая сейчас Москва глазами Андрея Макаревича?

– Трудно сказать. Из города выводят производство, снимают все эти безобразные заборы – и иногда за ними обнаруживается дивной красоты промышленная застройка начала ХХ века, из которой делают общественные пространства. Вообще город внешне становится более европейским, это просто бросается в глаза. С другой стороны, полно временных аляповатых украшений, от которых не знаешь, куда отвернуться. По-разному, в общем.

 


«Я перестал делить музыку на рок и не рок»


 

– Как-то в далеком 1977-м году вы сказали о рок-музыке: «Я занимаюсь этой музыкой вот уже 7 лет, потому что ощущаю просто потребность заниматься этой музыкой, потому что чувствую, что мы можем что-то сказать в этой области, в этом искусстве, а это такой же полноправный вид искусства, как стихи писать или картины, и мне кажется, что иногда у нас получается». Что сейчас, спустя 41 год после этого интервью, хочется сказать в искусстве рок-музыки Андрею Макаревичу?

– Я перестал делить музыку на рок и не рок – в общем, я и тогда особо не делил. Просто все время хочется что-то делать – сегодня играть концерты, завтра рисовать, послезавтра писать песни и так далее.

– Андрей Вадимович, одна из тем этого номера журнала – День Победы, 9 мая. Расскажите, пожалуйста, что этот день означает лично для вас, особенно в связи с тем, что ваш отец воевал и был награжден боевыми наградами?

– У меня когда-то была песня «Я не видел войны» – вот там это все, по-моему, сформулировано довольно точно.

Беседовала Олеся Хамзина

Фото предоставлены пресс-службой «Машины Времени»

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь − 4 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

More in Star

To Top